ПРОЕКТ КЕШЕР В ИЗРАИЛЕ

Даровано на Шавуот

Всё как-то шло своим чередом. Душа мои и тело искали точки соприкосновения, натыкаясь на тупиковые ситуации. Тело посылало непонятные сигналы, что ему не очень хорошо. Душа скукоживалась всё больше, закупориваясь в уменьшающееся пространство и, наконец, забилась, как птица в клетке. Жизнь, понятно, не обращала на тебя никакого внимания. Сижу, готовлюсь к занятию ПК, открываю нужные главы Торы, читаю… Потом встреча с Людмилой, обсуждение вчерне где и какой кусочек кто ведёт.

– Ты же знаешь: что касается Торы, я люблю готовить этот материал.

– Конечно, Света, нет проблем!

Занятие посвящено празднику дарования Торы. После занятий по еврейскому образованию с Олей В. она читается несколько иначе. Как всегда, Книга книг подпитывает мою душу. Потом само занятие, где моё личное отношение, переплетаясь с общим, было озвучено. А через пару дней – праздник Шавуот. Узнала, что в ашкеназской синагоге читается молитва «Изкор». Вечером накануне ещё раз просмотрела нужные главы.

В синагоге Кибуц Галуёт до поминальной молитвы оставался ещё час. К нам зашёл 7-8-летний мальчик с пейсами, серьёзный.

– Ты можешь мне помочь, а то здесь очень мелкий шрифт, нет ли покрупнее?

– Минуту!

Он взял другую книгу и, не найдя, перешёл на мужскую половину. Вскоре вернулся.

– Здесь нет, извини!

– Спасибо, что хотел помочь.

– Ты хотела книжку со шрифтом покрупнее? Возьми мою!

Это была девушка 14-15 лет.

– Спасибо тебе, но… мне неловко… тебе тоже нужно… у тебя очки.

–  Ничего, я ведь молодая!

Этот аргумент был весьма убедительный: с одной стороны, доверие к  собственной молодости, с другой, уважение к моим годам (да, всё познаётся в сравнении ). На женской половине все сидели кроме неё. Мы стали рядом, и она время от времени помогала, указывая надлежащую строку или главу. На мои вопросы о происходящем в синагоге она с готовностью отвечала. Конечно, я спрашивала её во время каких-то перестановок и пауз, не отвлекая от чтения.Со мною что-то происходило. Мне просто было хорошо. А, я поняла, моей душе здесь хорошо. Впереди сидела женщина, к которой вскоре принесли маленькое чудо с мраморно-персиковыми щёчками и глазами –бусинками в светлой кепочке, из-под которой довольно густой чёлкой выбивались тёмные локоны.

– Это твои мама и сестра?

– Да.

Пришло время поминальной молитвы. Её мы читали вместе с матерью девушки. От дочки я узнала, что мама работала учительницей, а недавно вышла на пенсию. Значит, наш возраст и специальность были схожи.

– Это твой первый внук?

– Да.

По внешнему виду она не была похожа на коренную горожанку Нацрат Илита.

– Сколько у тебя детей?

– Девятеро.

– Пусть все будут здоровы! По тебе и не скажешь (она была хрупкого телосложения).

– Да, это как-то само выходит.

– Откуда вы приехали в Израиль?

– Предки мужа из Литвы, а мои из Белоруссии.

Она уже не помнила точного названия белорусского городка или посёлка. Мне, бывшей минчанке, это не составило бы труда. Однако название было сильно искажено.

– И что было затем?

– Муж жил в Иерусалиме. Поженившись, мы переехали в Кфар Хасидим (Хасидская деревня).

– А дальше, как вы оказались в Нацрат Илите?

Она улыбнулась:

– Однажды рав сказал, чтобы мы ехали работать в Нацрат Илит. Это произошло всего 36 лет тому назад.

Потом мы читали Изкор, а перед расставанием тривиальная фраза «было приятно познакомиться с тобой» прозвучала особо искренне. Добавлю, что всё это время за своей спиной и совсем рядом я чувствовала чьё-то невидимое присутствие, безмерную отеческую любовь, придающую силы, вызволившую мою душу из заточения на свет. Мне даровано было напутствие: иди и люби! Люби то, что тебя окружает.

Так в день праздника Шавуот моей душе вновь была дарована Тора.

Светлана Цивина, Нацрат Илит.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *