ПРОЕКТ КЕШЕР В ИЗРАИЛЕ

Путешествие в ностальгию.

 

В минском аэропорту люди казались вежливыми и улыбчивыми.  Да… вновь медицинская страховка «па-беларуску». Ну что, не найдётся у скромного изральтянина 15 евро  на две недели, чтобы подстраховать своё здоровье и получить этим доступ к паспортному контролю? – Нет проблем! Правда, не все соглашались, но…  Другого варианта не было. Остальное большинство молчаливо и с готовностью, я бы сказала адаптированно, сносило эту унизительную процедуру.

И вот  земля Белоруссии, ночной прохладный и влажноватый воздух, леса, бесконечно бегущие тёмной кромкой вдоль цивильных дорог. Неспешный разговор с водителем-племянником, везущего к моей двоюродной, «дважды родной», сестре на хутор. Первый обмен впечатлениями.

Потом, после трогательной встречи  «ущипните меня!» , наутро, тот самый воздух, та самая трава, васильки вперемежку с ромашками, обрамляющие поля пшеничных колосков. И лес, где сосны и ели, берёзы и осины в роли хозяев. А на хуторе поспевает крыжовник, поречка, чёрная смородина, малина. Ну и белорусские ароматы укропа и чеснока… Флоксы и гортензия, пионы и жасмин.

Жизнь на хуторе размеренная, вдали от городской суеты. И вот она, тишина, и ты ближе к земле и смыслу обитания на ней. Вечером, чтобы узнать прогноз погоды, включили ТВ( это как-то выпало из общей идиллии)  и увидели… Софу Ландвер, которая была в Белоруссии с визитом. Она рассказывала о наших многострадальных пенсиях. Софа употребляла лишь существительное «пенсия», однако без эпитета, для нашего брата являвшимся существенной добавкой. Так как наш брат, проработавший на благо Израиля по 20-25 лет вышел на пенсию с почти  пустыми руками, т.е. «по-над» или «за» чертой бедности… Право, будто никуда и не уезжали из Израиля! Так зачем о грустном? Лучше  вернусь к ностальгии.

20160701_195440Банька с веником, с берёзовым; шашлычки с прочими атрибутами, включая посиделки у костра; молочко деревенское, которое назавтра начинает бродить, творожок – чистая реклама! Для полноты картины добавлю, что хутор, точнее, агроусадьба, находится в 70 км от Минска. Отличие её от хутора в том, что предназначена  для приёма туристов. Хозяйка агроусадьбы деревни Городок минчанка, по профессии  художник-керамист, также дизайнер ландшафта. Она щедро делится с молодёжью (и не только), своим опытом на мастер классах. А в последние годы её неудержимо потянуло к еврейской истории местечка Городок (Минская обл.). Так родился проект ТиС – «Традиции и современность», артдиректором которого является Лина Цивина. Оказывается, до ВОВ в Городке бурлила еврейская жизнь, но печальная статистика войны свела её на нет. Осталось заброшенное еврейское кладбище с травой в человеческий рост.  Года четыре назад мы там бродили с Линой, моей двоюродной сестрой, и я переводила надписи на надгробиях, с трудом просматриваемых меж густых трав и зарослей шиповника. А теперь, благодаря её усилиям,  в Городке появился мемориальный камень в память об уничтоженных евреях. И буквально за день до нашего приезда  в Белоруссию проект ТиС вышел в свет. «Дорогами штейтлов» – тема первой экскурсии из серии планируемых. На свежесрубленной лавке, что на лужайке  агроусадьбы, остались многочисленные рукописные выражения благодарности. «Помним прошлое и смотрим в будущее!» – одно из них. Оно символично: ведь если у народа нет своего прошлого, то такого народа не существует. … В тот день агроусадьба принимала туристов и  городовчан – порядка ста человек. Поднять такой пласт истории дорогого стоит, и пусть удача сопутствует артдиректору проекта и его команде!20160706_141153

Не так давно мне довелось быть на занятиях по Еврейскому образованию(Проект Кешер) в Тель Авиве. Темой занятия было «История расселения евреев в Восточной Европе». Поэтому в Городке информация, будто зерно, попала в благодатную почву. И вновь, как тогда в Тель Авиве, почувствовала себя непосредственной участницей событий.  Вот такое историческое отступление  получилось.

На хуторе мы с мужем пробыли неделю с небольшим: ходили босиком по утренней росе, собирали чернику и землянику, купались в прохладной речушке, градусов восемнадцать, и просто гуляли в лесу, прислушиваясь к тишине, нарушаемой лишь пением птиц.

Потом поехали в Минск, наш город из той жизни. Он разросся, похорошел, его «макияж» – в лучших традициях Европы. Много новых зданий, но всё ещё узнаваем…  Хотелось многое обойти, не объехать.  Встречи с друзьями и одноклассниками, общение, которое никакими виртуальными изобретениями не заменишь. И, конечно, погода по полной программе: от аномально жарких (32) до прохладных (18-23) с дождями и грозами.

Последний дождь был перед вылетом в Израиль . За окном аэропорта, на горизонте, за полосой темнеющего леса, где угадывался закат,   сверкала молния. А в здании улыбчивый и вежливый персонал в Duty Free и кафе обслуживал пассажиров. На автобусе нас подвезли к самолёту. До трапа было метров двадцать. И пошёл дождь. Крупные, тёплые капли ложились на голову,плечи, руки. Я подняла их  вверх, подставив ладони, и замахала: «Пока, пока!» И услышала в ответ: «Счастливого полёта!»

Полёт действительно прошёл гладко. Наш самолёт «Аркия» прямиком поднимался в небо, без единой воздушной ямы, пересекая грозовые, кучево-дождевые, а затем перистые облака. А потом было чистое ночное небо, усеянное наверху алмазами звёзд, а внизу им вторили огни городов, дорог… или редкие огоньки кораблей на морской чёрной глади. Затем самолёт стал снижаться так же, гладко, без единой воздушной ямы, навстречу побережью Средиземного моря, щедро обсыпанного золотом огней моей страны. Здравствуй, Израиль!

Светлана Цивина. Минск – Нацрат Илит. Июль 2016.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *