ПРОЕКТ КЕШЕР В ИЗРАИЛЕ

Похоже не напрасно… (часть 1-я)

90835-280825
В  шахтерском городке Алчевске, в семье известного адвоката Льва Бродского  (см. фото) подрастали дочки. Младшая – Валюша, общая любимица с красивым, нежным личиком, обрамленным пышными, ярко-рыжими кудрями, отличница, но не зубрилка! Читала она запоем, обожала классику, поэзию (“Евгения Онегина” она помнила наизусть до самой старости). Один из учителей в ее школе, будучи  большим любителем театра, организовал театральную студию. На школьной сцене ставились почти все пьесы русской и советской драматургии, благо, что еще до революции этот учитель служил костюмером у одного помещика и сумел сохранить у себя массу костюмов. Валя всегда играла ведущие роли, особенно любила те, в которых нужно было петь . Наставники и друзья прочили ей карьеру певицы, уговаривали поступать в консерваторию, но…

В  1937г., по чьему-то доносу отца арестовали.  Для семьи начались “черные дни”.  Мать стала давать частные уроки. Валю – игнорировали. Долгое время не хотели принимать в комсомол. Все  это унижало  и  оскорбляло, но не подрывало веру в добро и правильность политики “родной” компартии. Как и  большинство людей в те годы, она понимала, что с ее папой произошла чудовищная ошибка, что там “на верху” скоро разберутся и его освободят.  Семья ждала его много лет,  не имея никаких вестей, но только в конце 90-х узнали, что отца расстреляли через месяц после ареста…

А в это время, в древнем городе Чернигове, в семье рабочего картонажной фабрики рос мальчик Володя, такой же разбишака,  как все его сверстники, любивший плавать, бегать, прыгать, спорить и мечтать о счастливой жизни. Родители с 5 лет заметили  у  него необычные музыкальные способности и отвели его к местному музыканту обучаться игре на скрипке. Но мальчишке совсем не хотелось играть скучные гаммы и этюды, в то время, когда  дворовая ребятня гоняла в футбол и уже собрали целую команду, которую так и назвали “Детская футбольная команда N1 по ул. Чехова”

d75fe-280824

И все же,  по окончании школы,  Володя поступает в Харьковскую консерваторию по классу скрипки, а через три года его призывают в армию, в Монголию. Служба была суровой: повальная цинга косила солдат, не было продуктов, ели даже  ” дохлых” лошадей.  Иногда родители  умудрялись присылать ему посылки с “книгами”, которые только снаружи имели вид книги, на самом деле это были коробки с крышкой, в которые его мать ухитрялась  закладывать чеснок, лук, шерстяные носки. Позже Володя говорил, что если бы не служба в Монголии, он бы не смог так стойко противостоять всем тяготам войны, с которыми ему потом пришлось столкнуться на фронте. Война для него началась  7 ноября 1941г. с  парада на Красной площади в Москве, с которого  он ушел воевать командиром взвода автоматчиков на Западный фронт, сразу же после окончания Сретенского  стрелково-минометного  училища (ускоренный выпуск).  Потом был Калининградский фронт, за ним III  Белорусский, трижды тяжело ранен, награжден  двумя орденами  Красной звезды, медалями “За оборону Москвы”, “За взятие Кенигсберга”, “За победу над Германией”.                                     

 Валя о начале войны узнала через два дня после выпускного бала.                                         На фото выпуска она в нижнем ряду 4-я слева.

f56c1-280823

Вместе с семьей она была  эвакуирована в Узбекистан – маму, сестру с  мужем расквартировали на станции Катаб,  Шахризацкого  района.  Валя  работала с утра до вечера , на равных,  со взрослым населением  и комбайнером  и библиотекарем, и учителем. Девятиклассники,  у которых она вела уроки географии,  любовно называли ее “Наша Валечка”, а первоклашки бегали за своей  “наседкой”, ревниво отталкивая  от нее друг друга.  Частенько,  среди  ночи всех поднимали по тревоге: на хлопковых плантациях горели бурты с хлопком.  Люди боролись с огнем ночь  на пролет, но пламя вспыхивало с новой силой в местах, где пожар, казалось  уже был потушен.  В тлеющих, огромных буртах очень трудно было загасить воспламеняющиеся то тут, то там новые очаги возгорания.  Как потом выяснилось, что  эти пожары устраивали диверсанты.

00128-280822В 1944г. Валя с семьей вернулась в Алчевск.             Продолжила работу в школе, участвовала в  художественной самодеятельности. Закончилась война. Весной 1946г. в  городском дворце культуры шла оперетта  Кальмана “Сильва “, в главной  роли  была  дивноголосая  златовласка,  искрометная,  грациозно-порхающая по сцене Валя.  В  какой-то миг  ее  словно заворожил  неотрывный взгляд  молодого человека, который сам оказался покоренным этим серебристым, нежным голосом  девушки. Она очаровала его с первой ноты и, как оказалось на всю жизнь!  Валюша тоже обратила внимание на молодого офицера,  совсем не похожего на окружающих ее ребят.  Старший  лейтенант  был  серьезен,  подтянут, подчеркнуто галантен, не фамильярничал прекрасно разбирался в музыке и по достоинству  оценил девушку. Через две недели они расписались. Через год у них родились близнецы – сын Толя и  дочь Ирина.

4c4e3-280821

a3c2c-280819

 

 

 

 

Нелегко было поначалу. Не раз вызывали молодого офицера в особый отдел, пытаясь разузнать что-нибудь  о его сослуживцах, собрать с его помощью на них  компромат, но, как говорили его коллеги, он был честным  до абсурда, никогда не шел на компромисс  с совестью. Не раз ему задавали вопрос:  –  “Знаете ли вы, что отец вашей  избранницы – враг народа?!” На что он неизменно отвечал,  что  женат не на враге народа, а на очаровательной женщине,  которую любит больше жизни, а остальное его не интересует!  До сих пор остаётся загадкой,  как  в  то(!) время ему,  молодому офицеру, еврею,  сходили с рук  подобные ответы?!                                                                                        Жили трудно, как и многие в эти послевоенные годы, да еще Толя рос  хилым и болезненным,  в росте отставал от Ирины ( до 12 лет)  почти на целую голову. Когда он впервые  тяжело заболел,  мама забрала их из яслей, оставила работу библиотекаря и всю себя посвятила воспитанию малышей. Папа в это время был командирован на учебу в Москву,  в институт военных дирижеров  при Московской консерватории. Это было в 1952г. Сохранилась переписка родителей за этот период. Отец писал, как здорово,  что он опять попал в Москву, но теперь уже в мирное время;  что он счастлив был вторично во время парада на Красной площади увидеть Сталина;  что ему удалось побывать в Мавзолее;  попасть в Большой театр и в филармонию. День был настолько плотным, что многие не выдерживали такой нагрузки. После восьми часов занятий – четыре часа самоподготовки, строевая подготовка и т.д.

Вот несколько отрывков  из его писем: “- нас подняли по тревоге  в 5ч. 40мин.  утра и объявили, что едем на аэродром на генеральную репетицию парада.  Мы стояли у импровизированной трибуны, в качестве наблюдателей. Самое главное, что я видел в пяти шагах от себя маршалов Советского Союза:  Буденного,  Василевского, Соколовского, Тимошенко, Кстати, парад будет принимать Тимошенко.  А Буденный – маленького роста, полный, с  большими усами, все время осматривал лошадей, покачивал головой и что-то  говорил командующему войсками. Наш сводный оркестр состоим из трех батальонов по 400 человек, всего 1200 музыкантов. Представить себе этот оркестр трудно, но что это за красота!…  Учиться очень трудно, занятия ведут профессора и доценты консерватории, много дают материала, а еще больше  требуют  знать.  Никакой самоподготовки не хватает, что бы подготовиться к занятиям. Приходится запираться на ключ и заниматься, если хочешь достичь результата.”  Для студентов самым трудным было писать  музыкальные  диктанты,  многие старались просто  списывать,  не понимая,  что музыканту, а тем более дирижеру  со временем придется писать  партитуру для оркестра , что бы сделать любую  оранжировку  того или иного произведения.

fe352-280818Мама писала, как они с детьми скучают по-нему.          Как трудно жить на одну зарплату. Как  постоянно растут цены на продукты, на бензин, на керосин, что наступили холода, а топить нечем – не завезли уголь и торф. У Толика прохудились валеночки.  А у Ирочки совсем порвалась шапка и, что просто необходимо купить новые шубки детям, которые она присмотрела в военторге, но у нее не хватает денег.  И что ей приходится экономить на всем, что бы прокормиться.                                                                   К пяти годам двойняшки уже читали и писали. Отец в каждом письме делал для них “детскую страничку”, где печатными буквами писал пожелания и наставления, иллюстрируя их смешными рисунками.                            На весь огромный двор, девочек было только две: Ира и соседка за стенкой, остальные – мальчики. Так друзьями Ирочки стали друзья брата. Вместе они таскали яблоки из соседнего сада, лазали по деревьям, играли во все мальчишечьи игры.  Она часто приходила домой в синяках, но никогда не ныла и не жаловалась.                                             – “Моя Ира никогда не плачет от боли.  Она  только от обиды может заплакать,” – с гордостью говорил о ней брат  друзьям-мальчишкам.                                                                 Ирина вспоминает в своей книжке: “В детстве мы были очень маленького роста. Когда мы пошли в школу, забежали в 1-й класс и увидели, что все места впереди были уже заняты, уселись с братом на последнюю парту. Учительница, зайдя в класс, сделала нам замечание: – Дети, нужно вставать, когда учитель заходит в класс! Вы же видите, что все ребята стоят! – А мы стоим! – с тоской в голосе ответили одновременно мы с братом. Учительница тут же пересадила нас за первую парту. Мы не  долго просидели вместе, т.к. мешали всем своим шушуканьем. Нас рассадили.                                            Первые годы, когда папа был дирижером духового оркестра  Роменского  военного автомобильного  училища  (на фото четвертый справа в первом ряду ), мама часто выступала в сопровождении его оркестра.

94be4-280816

 Она много раз занимала первые места на смотрах армейской самодеятельности. Вскоре она стала солисткой Киевского военного оркестра. У нас до сих пор хранятся почетные грамоты отца и матери за участие в смотрах, подписанные Гречко, вместе с парой гибких пластинок с записью песен, исполненных мамой в сопровождении папиного оркестра. Конечно, качество записи …, но мамин голос  узнаваем!            Часто, готовя обед на кухне, мама начинала напевать в полголоса  арии из оперетт, популярные арии из опер, романсы или просто песни. Иногда она увлекалась, не замечая, что поет уже в полный голос и через раскрытые окна ее слышно во дворе и на улице. Соседи интересовались – Кто это у вас так красиво поет? Радио или мама? В пединститут мама поступила  в 40 лет. То, что у нее до сих пор не было высшего образования, приводило всех в недоумение: – Как?! Такая эрудированная женщина, с таким высоким интеллектом и не имеет высшего образования ?!  (Как будто институт может дать что-то большее, чем специализацию!)  По  многим вопросам мама имела энциклопедические знания, ее мнение было настолько авторитетным, что не давало повода усомниться в его правоте.  Ее долго уговаривали поступить в институт…  Успешно сдав экзамены, училась добросовестно, старательно, не смотря на то, что к тому времени у нее уже было трое детей – родился еще один сын Сергей.. Мама говорила мне – Просто стыдно в моем возрасте учиться на тройки, да и ударить  лицом в грязь  перед молодыми студентами нельзя. К тому же, вместе с ней на курсе учились уже известные учителя, директора школ.  Да и приходилось  “марку” держать – все таки жена преподавателя.  Да и после того, как поступила в институт, появилась возможность  работать в детском саду. Вот тут-то и раскрылись все ее природные данные:  дети ее просто обожали, родители радовались, если их ребенок попадал к ней в группу, коллеги-воспитатели каждый раз бежали к ней за помощью и советом. Занятия она проводила увлекательно, будь – то математика, лепка, рисование, обучение грамоте.  А ее утренники?! Вкладывая  в них столько души, энергии, выдумки они превращались  в настоящие  праздники, где она  была не просто ведущей, а его участницей:  то это в зажигательном танце Матрешка, то Снежная баба, не смотря на появившуюся с возрастом полноту, она, как в молодости, двигалась легко и грациозно, вызывая восторг зрителей любого возраста. Человек необычайной коммуникабельности, мама всегда, где бы она ни жила, умела окружить себя интересными людьми. К ней тянулись дети, независимо от возраста. Соседи приходили поделиться своим сокровенным, зная, что дальше квартиры это никуда не просочится.  Со всеми мама находила общий язык, ее любили за добрый нрав, эрудицию, за отзывчивость, за умение и желание понять любого. У нас была большая библиотека (школьная и мировая классика ) весь дом учился по ней.                                                           Папа демобилизовался в 1957 году, переехал с семьей в Чернигов, где в первый же год организовал и возглавил духовой оркестр в городском парке культуры, затем передав этот оркестр замечательному музыканту, перешел на работе преподавателем музыки в Черниговский пединститут, куда его давно приглашали и где он проработал без малого 25 лет.                                                                                                                 Однажды, когда мои родители были еще живы, мы всей семьей возвращались с какого-то мероприятия поздно вечером. Троллейбус  был пуст и мы, дети и внуки, свободно разместились  в конце салона.  И вдруг отец обвел всех взглядом и взволнованно произнес: – А что, мать!? Похоже,  не напрасно мы с тобой прожили жизнь! Смотри-ка, трое детей, пятеро внуков! Разве для этого не стоило жить?!  Лицо его, обычно суровое на вид, расплылось в улыбке, взгляд стал сентиментальным 

d0a61-280815  Сейчас  оглядываясь на жизнь своих родителей и на свою жизнь, я подумала: – А ведь действительно,  не напрасно прожили свою  жизнь мои родители. Трудную,  сложную, но такую интересную и насыщенную. Жизнь, которой можно гордиться. Они оба  оставили прекрасное наследие на земле и в детях, и в внуках, и в учениках… Я твердо уверена, что самое лучшее, что есть в нас – от  наших родителей. Когда меня попросили написать о них, я сомневалась, было как-то не по себе, казалось нескромным рассказывать о своих близких. Сейчас я рада, что взялась за это дело. Мои родители – достойнейшие люди и я хочу, что бы о них знали.”                                                                   Тест взят (с сокращениями)  из эпистолярного издания  книги Ирины Черний  “Моя семья”, изданной в городе Чернигове в 2006г.

Тамара Ройзен, ведущая рубрики “Семейные предания”

P. S. Я прочитала всю книжку о семье Ирины Черний на одном дыхании, сохранить столько воспоминаний о своей семье, с мельчайшими  деталями достоверных эпизодов прошедших не простых лет, так без прикрас  описать судьбы почти 3-х поколений и передать дух и слог того времени – это вызывает глубокое уважение. Я хочу от всего сердца поблагодарить Ирину за память и за ту возможность сопричастности, которую она нам подарила. Продолжение следует…

2 thoughts on “Похоже не напрасно… (часть 1-я)

  1. Ваше имя галка

    Ирочка!Прочла твои воспоминания,просто супер!Как здорово знать о наших любимых и дорогих.Я очень мало знаю о родителях моего отца,знаю,что когда начались репресии ,а у моего отца было 13 братьев и сестер-они жили в местечке о около. белая церковь -то бабушка увезла их в Башкирию,но доехали не все. Бабушка довезла четырех сыновей и двух дочек.Даже вспоминать тяжело.Н у и затем их всех !раскидало по стране.Папочка окончил Оренбургское летное училище и с1938 года летал.Прошел всю войну .С войны пришел раненый -слепой.Но всю жизнь работал и ни когда от него не слышала ,чтобы он обижался на жизь.Мамочка моя прожила с ним

  2. Тамара Ройзен Post author

    Дорогая, Галина, у вашей семьи большая история. Сложная, трагичная на многих поворотах, но ее надо знать и передавать в семье, что бы на каком-то этапе не превратиться в пресловутых “иванов, не помнящих родства”. Берегите крупицы своей памяти, запишите то, что помните и передавайте это сокровенное по-наследству и пусть ваша эстафета памяти никогда не оборвётся – “это надо не мёртвым – это надо живым! …Мечту пронесите
    через года
    и жизнью
    наполните!..
    Но о тех,
    кто уже не придет
    никогда,—
    заклинаю,—
    помните! ” – Р.Рождественский. К его “Реквиему” мне нечего добавить. Помните!.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *