ПРОЕКТ КЕШЕР В ИЗРАИЛЕ

“Не существует «позже», позже — это сейчас…”! История о бабушке Эсе.

        24  апреля я вернулась из своей “дежурной поездки” в город, в котором прожила пол-века. Поездка на редкость не удалась в личностном плане и настроение опустилось на отметку ниже плинтуса. 

       На следующий день – 25 апреля, я уехала в Иерусалим на семинар проекта Кешер. Вечером мы гуляли по древнему городу и слушали гида и  его истории. Многострадальный город, манящий, удивительный, с непостижимой  мощи энергетикой… Это было то, что лечит душу. Во-всяком случае мою – вылечило.

      Семинар был построен так что б каждая женщина в течение 3-х дней раскрылась, стала уверенней в себе… Это именно то, что мне было необходимо, после испытанного в поездке опустошения души. И чудо произошло! Я участвовала, выступала перед людьми и даже сказала один раз что-то остроумное и вся аудитория смеялась, нас учили танцевать танец живота -это одно из приятнейших воспоминаний. Было легко и весело. Два  раза ходили к стене плача, а ещё мы встречали шабат и молились вместе и нам говорили на какой странице что читать и был русский перевод молитв и это очень важно потому, что когда я первый и единственный раз пошла в нашу городскую синагогу я там не знала что, где и когда читать и от этого плохо себя чувствовала и больше туда не пошла. Мы читали свиток Рут и потом, в малых группах, вспоминали свою репатриацию – ведь Рут тоже была как бы репатрианткой. К чему это я сейчас тут пишу – в октябре?! Дело в том, что текст, начиная со второго абзаца, почти без правки я взяла из дневника Регины. Она писала у себя в дневнике и вовсе не для меня. Но все написанное ею попало в полный резонанс с моими ощущениями. “Путешествуя” дальше по ее записям (они доступны для всех), я к своему большому удивлению, обнаружила много общего. Мы смотрели одни и те же фильмы, слушали тех же любимых певцов и, что меня сразило наповал, с удовольствием читали и полюбили одну и ту же книгу – “Мемуары гейши”, вот только фильм она не видела, а у меня есть диск  я ей его привезу на следующий семинар, но она об этом еще не знает.
Что нас различает???
 –  Большинство книг она читает на иврите!!!… Эту пропасть между нами, как и значительную разницу в возрасте мне точно не преодолеть. Но все остальное согрело душу, за что я ей очень благодарна. Я ощутила нить, которая нас сроднила, чего порой нет между самыми близкими, родными людьми. Спасибо тебе девочка, моя хорошая, за нечаянную радость и тепло!
 Это засчитаем за пролог. А дальше Регина сама  рассказывает нам о некоторых эпизодах из истории ее семьи, о чем знает она сама, и то что знает и помнит из рассказов своей мамы Ривы и бабушки Эси.
                Я расскажу историю о своей бабушке Эсе.


      Когда началась война, Эсе – моей бабушке, было 18 лет (на фото справа), она только закончила школу, а ее брату Рувину (онна фото стоит) исполнилось 20 лет.
      Оба они родились и жили со своими родителями, отцом Хананом и мамой Гудей (они на фото сидят рядом с Эсей)  в Баку куда их предки попали из разных мест Украины, спасаясь от погромов. Эся и брат Рува, вместе с родителями шили картузы (фуражки) на старинной швейной машинке “Зингер”, которая после войны, досталась моей маме в приданное по-наследству.
      У Рувина было очень плохое зрение, которое не позволяло ему пройти военную комиссию. Так вот, что бы преодолеть это препятствие, которое считал сущим пустяком, он выучил наизусть таблицу, которую врачи-окулисты использовали для проверки зрения новобранцев. Так он попал на фронт . Но война для него закончилась через месяц. Об извещении о гибели Рувина, знали только Эся с отцом, маме они не решились сказать, что Рува погиб.
     Через некоторое время Эся записалась в добровольцы и была сигнальщицей (не знаю точно, как это называется), оказывается на крышах тоже шла война. Она сбрасывала зажигалки. Иначе, люди в бомбоубежище могли бы задохнуться, а дома сгореть дотла. Потом научилась засекать прожекторами в ночном небе вражеские самолёты, что бы истребители могли их уничтожить. Потом, в 1943-44г.г. их посадили на поезд и повезли на Дальний Восток – думали, что будет война с Японией. 

 Когда война кончилась, Эся вернулась    домой.  Это она на фото после войны. Снимок плохо сохранился, но какая она была красавица, видно очень хорошо. Работать приходилось много, но уж по выходным дням скучать было некогда. У них образовалась замечательная  компания еврейской молодёжи. Вместе гуляли, 
ходили в театр, на танцплощадку.
 Так она познакомились с Исаем – со своим своим будущим мужем.

1947 году в их семье родилась девочка Рива – моя будущая мама , а чуть позже у нее появилась младшая сестра Розочка (они вдвоем на нижнем фото).


        Бабушка Эси – моя прабабушка – Гудя, славилась своим умением готовить очень вкусную еду, особенно часто ее приглашали готовить и печь на свадьбы.
       Прабабушка так до самой смерти и надеялась, что её сын Рувин живой, и когда-нибудь вернётся  с войны, ей ведь так и не показали похоронку. 
      Свою прабабушку Гудю я, к большому моему сожалению, не застала в живых, но ее дочь, моя бабушка – Эся часто о ней рассказывала.
     Из своего детства я помню старую машинку “Зингер”, которая честно служила нам до самого нашего отъезда а Израиль (к сожалению, сюда её почему-то вывезти не разрешили, уж каких на нее-то  не хватило документов не понятно). 
    А еще я хорошо помню одно блюдо, которое, скорее всего, перекочевало в нашу семью из Украины – вареники с вишнями! Помню к ним готовился такой сироп из вишнёвого сока, это что-то потрясающее.

  До пяти лет я жила с бабушкой Эсей. Мы с ней каждый день ходили гулять на бульвар, это были счастливые годы моей жизни. 
Я как-то всегда чувствовала что она меня любит, хоть она никогда мне об этом не говорила.                                                                                            Регина-Рахель Равинова
                 
     Р.S. У меня, эта незамысловатая история, оставила в душе какое-то теплое чувство домашнего уюта, запаха вишневого варенья и пирогов с корицей, чувство бесконечной надежности и уверенности в тесных семейных узах. Что-то такое родное и понятное, перекликающееся с одним из комментариев нашей читательницы: “именно в таких семьях дети по-настоящему счастливы: они словно в мягкий пуховый кокон укутаны в любовь своей семьи”.

      Интересно, а мы – теперешние, какие чувства оставим в душах наших детей и внуков???
Давайте вместе найдем ответ на этот  вопрос. Жду с нетерпение!
                                          Тамара Ройзен
                      ведущая рубрики “Семейные истории”                      
*************************
Хотите предложить тему для обсуждения? Пишите свои предложения :

Наши Адреса

**************************

Прочитали статью – нажмите на кнопочки под ней, расскажите о нас в социальных сетях:Твиттер, Фейсбук и “Гугль+”. Спасибо.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *